…если забуду тебя, Иерусалим

Лучший город на земле Иерусалим, прекрасный и невыносимый (невыносимо прекрасный, что вернее) преподнес мне совершенно роскошный прощальный подарок: перед самым отъездом мне посчастливилось попасть на выставку, в которой удивительно все – от идеи до ее воплощения, от названия до оформления. Десять женщин, связанных в разные века и эпохи с Иерусалимом, десять судеб, десять образов, десять современных женщин-дизайнеров, представляющих свою трактовку этих образов.
Гуляя в Башне Давида, я зацепилась взглядом за выразительный плакат с надписью "Threads. A Fashion Project" и, завороженная, словно Тесей, держащийся за нить Ариадны, спустилась по каменным ступеням в полутьму зала.


In the sky of the Old City a kite. At the other end of the string A child I can’t see Because of the wall…

The Great Gatsby: отблески эпохи джаза

Ждете ли вы премьеры "Великого Гэтсби", как жду ее я? Ловлю себя на мысли, что мне не так важна актерская игра (которая, уверена, будет на высоте, учитывая актерский состав) или режиссерские находки, как интересны костюмы и антураж, передающие атмофсеру "золотых двадцатых" – того замечательного периода в истории, известного как эпоха джаза и чарльстона, роскошного футуристического art deco.
Чтобы скрасить ожидание, давайте полюбуемся бесподобными украшениями и костюмами, которые художник по костюмам этого фильма Кэтрин Мартин создала совместно с ювелирным домом Tiffany, дизайнером Muiccia Prada и одной из старейших американских компаний по производству мужской одежды Brooks Brothers.

Линия украшений Jazz Age Glamour от Tiffany

Мой личный Оскар за блестящую стилизацию

6,000,000 reasons to live

Сегодня в Израиле День памяти жертв Холокоста. С каждым годом людей, переживших Катастрофу, становится все меньше… Год назад скончалась Лея Готтлиб, основательница и бессменная руководительница всемирно известного бренда Gottex. Молодость Леи пришлась на время войны, ее муж был отправлен в концлагерь, а ей самой и ее маленьким дочкам приходилось прятаться от нацистов. Впоследствие Лея рассказывала, как прятала на блокпостах лицо в букет цветов, чтобы немцы не разглядели в ней еврейку. После войны Лея с семьей приехали в Израиль, и здесь, чтобы свести концы с концами, Лея начала шить купальники. Дело пошло в гору, и в 1954 году семья Готтлиб основала компанию Gottex. Мир увидел, что пляжная одежда может быть изысканной, стильной и модной, и к компании пришел ошеломительный успех. Среди клиенток Gottex'а Жаклин Кеннеди, принцесса Диана, испанская королева София, супермодели Клаудия Шиффер и Наоми Кембелл.
До начала мая с избранными коллекциями Gottex можно познакомиться в холонском музее дизайна на выставке, посвященной Лее Готтлиб. У кого есть возможность, сходите, не пожалеете – коллекции совершенно фантастические. Источником вдохновения для одних послужили дальние странствия, для других – народные сказки, для третьих – знаменитые живописные полотна, и в каждой коллекции виден перфекционизм и многогранный талант Леи.

Lady of the Daisies

Кристобаль Баленсиага, архитектор моды

"Надо быть архитектором в эскизах, скульптором в форме,
художником в цвете, музыкантом в гармонии
и философом в чувстве меры."
Кристобаль Баленсиага

Имя Кристобаля Баленсиаги сегодня, к сожалению, не так известно, как имя его современников Кристиана Диора или Юбера Живанши, и это печально и несправедливо, ведь именно Кристобаля Баленсиагу Коко Шанель называла единственным великим кутюрье, отдавая должное его гениальным творениям.
Выставка моделей из коллекций разных лет этого выдающегося дизайнера, которая проходит сейчас в тель-авивском музее искусств, наглядное тому подтверждение. Поражает невероятная современность этих платьев и костюмов (а ведь они создавались более полувека назад!), любое из них украсило бы последнюю церемонию врученрия "Оскара" или великосветский раут. В чем же секрет? В первую очередь, в скульптурности форм, изысканной лаконичности линий и элегантной простоте силуэтов. Эта простота кажущаяся, за каждой моделью стоит математически выверенный расчет: например, чтобы цельнокроенный рукав не топорщился, ткань раскраивалась под разным углом, а потом, при посадке, многократно оттягивалась.
Эта выставка – гимн женственности и элегантности. В нарядах Баленсиаги женская фигура приобретала наиболее эффектные формы и изгибы: рукав 3/4 открывал запястье и делал руку особенно изящной, баска придавала бедрам соблазнительную округлость, завышенная линия талии удлиняла ноги, а широкий ворот подчеркивал хрупоксть шеи и ключиц.
Ходят легенды, что Баленсиага на показах своих коллекций не пускал в зал журналистов –  не хотел, чтобы те навязывали свое мнение клиентам. Рассказывают также, что своим сотрудникам Баленсиага запрещал самовыражаться в одежде, они должны были ходить в безликом белом или сером, чтобы не мешать маэстро творить. К слову, из подмастерьев Баленсиаги вышли знаменитые дизайнеры Пако Рабанн и Эмануэль Унгаро, а сам Баленсиага в свое время учился у Коко Шанель. Баленсиага создавал коллекции исключительно haute couture, не признавая готовой одежды, и закрыл свой дом моды, потому что считал, что у моды, в том виде, в котором она предстала в конце 60-ых годов прошлого века, нет будущего. Отчасти он оказался прав: великая эпоха неземных женщин, укутанных в шелка и меха, канула безвозвратно.

Картинки с выставки